m_ag_us: (МалевичЪ)
На электричке. Дорога к станции шла через заснеженное поле. Народ натоптал тропинок.
Подумалось, что электрички набирают популярность.

Ларёк какой-то. Закрытый. Все проходят мимо. Тётичка открывает дверь, предлагает чашку кофе.
Хочу безумно, но представляю себя с кофе быстро идущим через поле, и отказываюсь.
- Последний раз предлагаю.
- Не-не, спасибо.

Садимся в поезд, едем в город. У меня попутчик, он знает, куда нам надо. В колледж.
Перед этим у меня была долгая сага с каким-то факультативным обучением, куда я ходил раз из десяти, недоумевая, что я вообще там делаю. Сага кончилась, на экзамены не пошёл, но диплом таки зачем-то дали.
И вот теперь этот коледж.

Приехали,нашли, зашли. Двери в аудиторию, как в салун в кино про дикий запад. И сразу за дверью - крутые ступени вниз.

Внизу много круглых столов, по одну сторону которых сидят студенты лицом к кафедре. Посередине проход.
Мой попутчик идёт в сторону кафедры, я за ним. На секунду теряю его из виду. Кажется он сел слева от кафедры, лицом к залу.
Я усаживаюсь за первый слева стол. За ним две тётички.
Лектор, мужчина, как раз заканчивает предложение, прощается и уходит через дверь за кафедрой.

В аудитории поднимается ровный гул голосов, студенты негромко обсуждают прослушанную лекцию.
- Молодой человек, что это вы наделали? - к столу подошла третья тётичка и указывает мне на вещи на полу. Я извиняюсь, поднимаю вещи, кладу их на дальнюю, незадействованную часть стола. Похоже, я сел на её место. Собираюсь встать, но она уже садится на свободный стул рядом.

Из двери за кафедрой выходит женщина с высочезной причёской, здоровается и начинает свою лекцию.
- Светло-серое удаляется, а тёмно-серое приближается.
Всё, что приближается - светлеет, а всё, что удаляется - темнеет.
Каким станет тёмно-серое, а каким - светло-серое через промежуток времени? В процессе? Будет ли серость двух предметов становиться похожей, или будет расти различие.
Удаляясь и приближаясь к наблюдателю, будут ли предметы удаляться друг от друга, или приближаться друг к другу?

- Какая хрень. - подумалось.

Через некоторое время лекция закончилась, и студенты стали шумно исчезать.
Я остался сидеть. Из задней двери появился предыдущий лектор и завёл длинный и скушный разговор с причёской. О студентах, о лекциях, тенденциях и условиях труда, не обращая на меня внимания.
Я поднялся и вышел.

Во внутреннем дворике было лето, трава, студенты.
И аппарат по продаже кофе.
Восемь шекелей.
Зачерпнув из кармана горстку мелочи, стал кормить аппарат.Тот благосклонно принял шекель, потом двухшекелевую монетку. Следующие шекелевые монетки принимать отказался.
Сзади послышались советы.

Я нажал на кнопку отмены, монетки высыпались в окошко сдачи.
Порылся в кармане, извлёк ещё одну монету. На ней было написано "20 копеек". И "СССР"
О! - подумал и бросил монетку в щель. Аппарат замер. Навсегда.

Традиционная ФДПВ )
m_ag_us: (МалевичЪ)
Что-то лёгкое, джазовое, сплошная импровизация.

Игралось легко, воздушно тонко. Инструмент слушался намёка на мысль.

А сопровождающие моё соло музыканты просто упивались возникшей гармонией. Играл то я впервые в жизни.

И именно поэтому задуманная музыкальная фраза вышла за верхний предел возможностей инструмента. Ну и понятно, фагот - не рояль же. У него нет заканчивающейся на до пятой октавы клавиатуры. И по сему откуда мне было знать, где именно находится верхний его предел?

В общем, почувствовав кожей, что часть звуков задуманной фразы фагот не потянет, стал в спешке транспонировать в нижний голос, что-то выдумывать на ходу.

Получилось хорошо, не грязно, не резко. Можно было вполне подумать, что именно так и задумывалось. Фраза словно отразилась от невидимого предела.

Хотя спиной и почувствовал, как сзади напряглись, приготовились покрыть мою возможную неудачу своим искрящимся талантом.
Но не пришлось.
m_ag_us: (МалевичЪ)
В магазине было довольно шумно. И людно.
В колбасном отделе работают три человека. Два мужыка и тётька.
В очереди в основном "ветераны" каких то войн.
Один из них достаётся мне.
- Сосисок, пожалуйста. Во-он тех.
Он перегибается через прилавок и указывает мне на целлофановую упаковку в большом, изрядно побитом временем картонном ящике.
- Сколько?
- Одну.
В голосе его явственно слышится обида.
Ищу чем взрезать упаковку. Нахожу на прилавке огромный нож, подрезаю край, достаю сосиску. И тут соображаю, что взял её голыми пальцами. Начинаю искать перчатки. Нахожу коробочку, спрашиваю коллег, это левые, или правые. Коллеги сдержанно и как то устало посмеиваются.
"Ветеран" по ту сторону прилавка явственно произносит в атмосфэру:
- Я ненавижу, когда мою сосиску трогают руками.
Атмосфэра заливается улыбкой. Коллеги тоже.

Мне не до смеха. Я пытаюсь взвесить сосиску. Весы электронные, но с аппаратом, печатающим клейкие бумажки с ценой и весом, никак не связаны.

То есть товар нужно взвесить, а полученный вес ввести в аппарат. Причём клавиш с цифрами на аппарате нет. А есть лишь маловразумительные стрелочки.

Вес товара отражается на маленьком экранчике, края которого безжалостно режут верхнюю и нижнюю часть цифр.
Из-за этой особенности я уверенно определяю. что сосиска весит больше ста грамм.

Коллеги подсказывают мне несколько вариантов прочтения веса. Выбирается наивысший почему-то.

И тут отключается электричество.
Буквально на секундочку. Но этой секундочки хватает на то, чтобы система рухнула.

Очередь довольно терпеливо ждёт, пока неведомые потроха магазина заработают.
Мой "ветеран" неразборчиво возмущается себе под нос.

Через пару минут система возвращается к работе. Вся, кроме моих весов.
"Ветеран" теряет терпение. Я просыпаюсь.



Что это было, а?

КДВП под катом )
m_ag_us: (МалевичЪ)
Снился сон. Еду на джыпе Ройтмана. Я его по крылу признал. Правому переднему. Но руль почему-то справа.
Еду такой. Справа остановка. Перед остановкой здоровенная лужа. На остановке человек десять иностранных рабочих. Нехорошо брутальных таких.
А рядом с ними девочка лет семи. Блондинка такая, в белом платьице. Её туда папа установил. А сам прошёл дальше, вперёд. Что-то снимает там.
В папе я узнаю старинного френда. А в девочке - его дочку. Хотя в реале дочка эта уже после армии)

Ну так вот, подъезжаю я потихоньку по этой луже вплотную к остановке. Притормаживаю рядом с Таней.
Она меня узнаёт, улыбается. Я высовываю в окно обе руки, беру её подмышки, и аккуратно втаскиваю в салон со словами "Пойдём со мной, девочка, не пожалеешь"
На лицах иностранных рабочих появляется очень сложное для прочтения чувство.

Мы тихонечко едем вдоль тротуара, догоняем френда. Равняемся с ним и движемся параллельным курсом.

Я смотрю вперёд. Девочка - на папу.

Папа отслеживает уголком глаза картину, бросает камеру (по счастью она повисает у него на шее, а не летит вниз, на фатальную встречу c мокрым асфальтом), делает пол-оборота вправо и готовится со всей дури засветить мне прямо в улыбающуюся рожу.
Но, по счастью, узнаёт. И протяжно переводит дух.
Почти не злится.
Ящетаю, что предложенный к рассмотрению вариант в разы лучше, похищения дочки иностранными рабочими. Они бы пошли в другую сторону.
А может даже и не пошли. А побежали.
(Мозг мой, ты со мной? Откуда у Ройтмановского джыпа правый руль? Ну вот откуда??)

-----------------------про сон всё-----------------------

Наталья с Давидом решили поехать в студию самостоятельно.
Надоело им вставать в пять. Ню-ню)

По этому случаю я встал аж на сорок пять минут позже.

На третьем регулируемом перекрёстке картина маслом: выпотрошенные внутренности светофора свисают разноцветной минигроздью и исправно показывают зелёный свет. Но неизвестно кому именно. Бо ветренно.

Сразу за перекрёстком - сильно помятая со всех сторон легковушка отдыхает на обочине.
С правых колёс даже резину сорвало.

Рядом сидит на земле, совершенно здоровый на первый взгляд, молодой человек. С печатью, замешанной на усталости и изумлённости. На лице.

Он прижимает к голове мобильный телефон, и я почти слышу обрывок его монолога: " И тут, представляешь, она ка-ак подпрыгнет!"




Актуальное. В иврите есть аналог "вставляния палок в колёса". Суровый. И несколько иного окраса.
Когда человек совершает действие, которое вредит изначально поставленным им самим перед ним самим задачам, говорят, что он стреляет себе в ногу.

Так вот, наши дорогие соседи с юга попали своей ракетой в опору высоковольтной линии. Не нарочно, полагаю. Случайно. Они вообще, если куда и попадают, то исключительно случайно.
Так что зря мы на них бухтим. Ящетаю.

И теперь у семидесяти тысяч жителей севера Газы нет электричества. То есть совсем. Раньше было. И бесплатное. В смысле, Газа за него не плалит. Уже давно.
А вот платят ли жители автономии автономии - не знаю.

Теперь с нетерпением жду возмущения мировой общественности израильской жестокостью и негуманностью по отношению к палестинцам.

Ибо:
Глава правительства лично позвонил в Электрическую компанию. И "под страхом смерти" запретил высылать техников для починки линии электропередач под огнём обесточенных.
(Вспомнилось аутоиммунное, почему-то)

Из Электрической компании ответили неохотным согласием.
И заверили, что техники будут высланы в ту же секунду, когда это представится возможным.
Отличный повод для Хамаса прекратить огонь, кстати. На часок-другой.

Фотка для привлечения внимания. Традиционно )
m_ag_us: (МалевичЪ)
Мы с Натальей убили человека. Родственника наших хороших друзей.
Они все у нас гостили. Друзья куда-то пошли, а родственник остался.

Я задушил его проволокой. У него на горле был старый шрам от операции. И след от удушения пришёлся как раз поверх шрама.

Потом Наталья была отправлена для фабрикования собственного алиби в какое-то людное место. А я закутал тело в одеяло, чтобы оно медленнее остывало. И тоже куда-то пошёл. Фабриковать алиби себе.

Потом вернулся, через несколько часов. Раскутал тело, аккуратно уложил его в естественной позе.

И начал вспоминать, кто из нас должен был оповестить органы.

Ну, там много всего было, мелких и скушных подробностей.
Уничтожение улик, например. Какой-то котик. Хороший котик такой.

Я в таком ужасе проснулся. Во первых, потому, что мне вообще такое приснилось. Мне, человеку крайне ненасильственному, насколько я себя знаю.
Ну и то спокойствие, с которым я всё это проделал. Вдумчивость, рассудительность.

Убитый - человек выдуманный. Я его не знаю, никогда его не видел, не слышал о нём.
Ненависти я к нему не испытывал. Убил из-за денег, почему-то.

Друзья настоящие, интернетные. В реале мы встречались несколько раз. Отношения хорошие. О недомолвках мне неизвестно.

Дедективов на ночь не смотрел, смотрел придурошный сериал про отдых на испанском бюджетном курорте. Смешной.

VTF, господа? Что это было?
m_ag_us: (МалевичЪ)
Получил в подарок довольно большую коробку кубической формы, ребро сантиметров тридцать.
Перевязанную лентой крест на крест.
И здоровенный букет белых гладиолусов.
На стебель одного из них было надето массивное серебрянное кольцо, как я люблю.
Но снять его не представлялось возможным.
Пришлось сломать стебель.

Кольцо интересной, вогнутой формы. Наделось на большой палец правой руки.
А содержимое коробки не успел посмотреть.
Что бы там могло быть?

Картинко для привлечения внимания. Про сны. )
m_ag_us: (МалевичЪ)
Две здоровенные жырные осы кружатся в ванной.
Беру душ, включаю на удивление горячую воду. И начинаю поливать ос.
Осы вяло уворачиваются от "дождика" и продолжают выяснять отношения.

В конце концов удаётся сбить струёй воды одну из ос в ванну.

Она тяжело взлетает и медленно летит прямо на меня.
Пытаюсь сбить её лобовой атакой из душевого шланга.
Но поздно. Оса усаживается на меня, куда-то чуть пониде подбородка. Но не на шею.
Наклоняю голову, смотрю вниз, но не вижу осу. Подбородок мешает.

Думаю, если со всей дури ударить по ней открытой ладонью, успеет она укусить?
Пчела может успеть ужалить, у неё жало и в момент смерти жалит.
А оса?

Поворачиваюсь к зеркалу, в надежде определить дислокацию осы.
Но зеркало безнадёжно запотело.

Вяло отмечаю, что мне всё равно, какую именно из двух ос я намереваюсь убить, ту, которой управлял какой-то религиозный деятель, или ту, за штурвалом которой сидел наш ас.
m_ag_us: (МалевичЪ)
Несколько дней подряд первым сном (после него я обычно просыпаюсь, смотрю на часы, убеждаюсь что есть ещё время на поспать и продолжаю) мне снится, что я убиваю человека.
Не самым гуманным способом. Голыми руками. Иногда, ударяя лицом о бетонный угол, например.
А иногда - ножом. Но как-то очень обдуманно, хлоднокровно. Без энтузиазма.
Тревожит.
Наталья на всякий случай спит в детской.

А сегодня приснился адский ад. Приснилось, что у меня закапризничал домейн контроллер. И я нажал там на какую-то кнопочку, типа "Recovery".
И получил девственно чистый сервер. Посреди рабочего дня.
Ну не ад ли?

Да, я знаю, девяносто шесть процентов моих друзей, если и согласятся, то лишь из вежливости.

Отметьтесь, кто в самом деле понимает адовость этого ада?

Картинко для привлечения внимания. Как всегда) )
m_ag_us: (Default)
Идеальным был бы треугольник, стороны которого относятся друг к другу как 1:2:3.
Но такого треугольника быть не может.
Ещё весьма гармоничным получился бы треугольник со сторонами 2:1:1. Но и это невозможно.
Чтобы избавить человечество от ненужных иллюзий, надо бы придумать какое-нибудь правило.
Ну, например: Сумма двух сторон треугогольника не может равняться или быть меньше длинны третьей стороны.
А жаль. Но придётся.

Ну и картинка, да. Для привлечения внимания. Чуточку с геометрией.
m_ag_us: (Default)
- А кто Вы по профессии?
- Я кардиохирург.
(и сам офигел)

Но реальность брала своё. Надо было сделать две операции на сердце. А настоящий хирург не успевал. Он показал мне, как держать скальпель, что взрезать, где искать сердце.
- А как сердце найдёшь, всё сам и увидишь. И убежал куда-то.

Я думаю, что дело было не в том, что он спешил. То есть он да спешил. Но не куда. А откуда. От ответственности уйти. Бо стоять рядом с человеком, который первый раз в жизни взрезает другому человеку грудную клетку - это стрёмно. Особенно, если ты кардиохирург.
Я вот - не. Но надо было резать.
Запутанно, да?
Резать надо было Наталью. Я это по родинке понял. Когда пациент уже на столе лежал.
И задумался. С какой стороны мне эту родинку обойти? С левой, или с правой?

А ещё Наталья попросила резать под местным наркозом. Я ей отказал. Объяснив, что под местным нельзя. Из-за сути операции.

А суть операции в том, что одна из стенок её сердца аномально истончилась. Ну вот как шарик надувной, его надуваешь, и вдруг с одной стороны начинает вылезать такой пузырь. Там стенка оказалась тонкой.
То же у Натальи с сердцем.

И всё бы ничего, но велика опасность, что во время операции, будучи в сознании, Наталья разволнуется, давление подскочит, и тонкая стенка не выдержит. По тому - полный покой. А он, как известно только на кладбише  достигается лишь при полной анастезии.

 В общем Наталья уснула, грудную клетку я ей аккуратно вскрыл, до сердца добрался, акурратнентко подштопал ослабшую стенку. Очень хорошо всё получилось. Красиво.

  Там ещё стажер был какой-то. Я время от времени к нему обращался со словами "Вот видишь..."

 А вот кого второго надо было оперировать, и каковы показатели - не помню.

 И слово мне очень понравилось, кардиохирург. Несколько раз повторял. По разнум поводам. 

 Ну и картинка, как всегда, для привлечения внимания))


Есть в ней что-то от снов, не?

**

Jan. 3rd, 2013 03:26 pm
m_ag_us: (МалевичЪ)
Таких офигительных фоток нафоткал, как дом ломали здоровенный, шестнадцатиэтажный. Зачем то снизу вверх.

И порвали какую то трубу. Фонтан огромный воды и грязи. Люди в этой грязи с головы до ног, лица, руки. И дети тоже. И весьма довольные.

Полицейские следили за порядком. В доме были люди, которые не хотели выселяться. В одного из них полицейский начал стрелять из малокалиберного револьвера. Попал. Человек поморщился и осел.

Полицейский поправил очки на на красневшемся лице и сказал коллеге, словно оправдываясь: " Этот урод бросил в меня камень"

"Камень убивает", вспомнил я давний спор резервистов с командиром.
Нам стрелять не разрешали тогда. А полицейским теперь можно, значит.

Фоты офигенские получились. На фоне закатных облаков. Очень красиво.


נשלח מ Iphone

***

Oct. 3rd, 2012 06:47 am
m_ag_us: (Default)
Освободился рано, домой не хотелось. Пошёл гулять по пассажу.

Рассеянный, осенний предвечерний свет распологал к фотографии. Но камеры не было.

Пассаж был аляповато, вычурно, очень по новорусски стилизован под старину. Под старинный город. Под старый город. Узенькие, мощёные булыжником проходы, арки, тупики, дворики.

В одном из двориков три таджика с европейскими лицами неспеша, но с плохо скрываемым усердием расстилали по булыжнику белые полиэтиленовые пупырчатые кавдраты сорок на сорок. Четвертый, не таджик, но тоже с европейским вполне себе лицом стоял у грузовой белой не очень чистой "газели" и молча руководил.

- Паркет будут класть. - отметило сознание.
А подсознание возмутилось: Паркет на мостовую?! Какая дикая нелепость.

В тупике бродячая труппа давала фокусы. Исполнители брали публику числом превосходящим, а не умением, как хотелось бы.

В другом тупике рассаживался перед исполнением городских романсов струнный квартет без второй скрипки. Виолончелистка взяла протяжно и по джазовски хрипловато нижнюю соль, вытягивая трубочкой округлые губы. Второй её подбородок подтянулся к первому, и стала заметна лёгкая небритость обоих.

Администраторша спрашивала отсутствующую вторую скрипку, каким голосом она обладает.
- У меня низкий альт. - почему-то ответила та.

В следующем тупичке был организован убоговатый загончик для детей. Детей было две. Обе сидели в пустой от песка песочнице и строили воздушные куличи. Из динамиков негромко доносилось голосом уставшего Левитана:
- Ваш первый дом на родине всецело и полностью оплачен сохнутом.

Дети ведь совсем, а туда же. - подумалось.

Вечерело, кое где зажигались огни. Мне становилось душно от всего этого, захотелось в гости к живому человеку. Или на набережную. Живой человек пребывал в неизвестности. Набережная была ближе.

###

Sep. 22nd, 2012 09:51 am
m_ag_us: (Default)
Неизвестный вышел в бубнового туза.
- Козырь? - поинтересовался я.
Он кивнул.
- Пас для пользы дела, если вы понимаете, о чем я. - сказал я, обращаясь в основном к Герману Сергеевичу.
Тот задумался на секунду и положил свои карты на стол рубашкой вниз. Я положил свои.
Мы было задумались, и тут неизвестный, который уже давно знал, какой расклад наших карт окажется для него роковым, бросил свои карты рубашкой вверх и произнес устало. - Без одной, согласны?

Сегеич думал. Вечер переставал быть томным.
m_ag_us: (Default)
- Вчера кто-то ссылку прислал порнушестый ролик.
- И что?
- Так всю ночь снилось, как два волнистых попугайчика ебутся. Голубой и желтый.
m_ag_us: (Default)
- Вчера кто-то ссылку прислал порнушестый ролик.
- И что?
- Так всю ночь снилось, как два волнистых попугайчика ебутся. Голубой и желтый.
m_ag_us: (Default)
Сегодня мне снился офигенский ваккуумный стенд для тестирования карбюраторов. К нему было присобачено штук шесть устройств. Все почему-то именовались "BOSH". И предназначались почему-то для "ВАЗ"-ов.

Один карбюратор был просто офигенский. Под капотом ему явно не было места. Он должен был торчать над. В специально сделаннолй под него дыркой.


А позавчера, кажись, снилось, что я иду на войну. Ну, не совсем на войну. А на военные сборы. Но судя по тому, как нашу группу увешали снаряжением, включающем с десяток магазинов под М-16, гранаты, стингеры какие-то и даже миномёты, сборы предстояли нешуточные.

И вот стоим мы такие, как в американских фильмах, увешанные снаряжением. На платцу. И магад толкает речь. Невдалеке стоит "Рио" лично для нас. И пара джипов сопровождения.
В конце магад традиционно интересуется, есть ли вопросы.

И я, как всегда, блин, тяну руку.
- Слушаю.
- Нам выдали боевое оружие. Почему не были проведены стрельбы? Вот у меня винтовка, а я даже не знаю, стреляет она, или нет. (Надо заметить, что на сборам всегда предшествуют стрельбы из полученного личного оружия. Насколько я помню.)
- Не стреляли, говоришь? Ну так стреляй.

Я вскидываю ствол винтовки на шестьдесят градусов в небо, втыкаю магазин, досылаю патрон в патронник и выдаю три коротких очереди. Потом достаю магазин, выстреливаю оставшийся в патроннике патрон. Дергаю затвор несколько раз, нажимаю на спусковой крючок, взвожу ещё раз и ставлю на предохранитель.
- Ну и где ты теперь возьмёшь патроны, чтобы восполнить боезапас? - интересуется магад.
- А я запасливый сукин сын, - отвечаю я и достаю из кармана горсть патронов. И начинаю набивать магазин. Магад усмехается.

А перед этим снилось ечё что-то интересное. Но я забыл. Мож вспомню..

Сны, это целый мир, существующий параллельно существующему. Там течёт какая-то своя жизнь, сотканная из малосвязанных эпизодических лоскутков.

Хотя есть один сюжетный сценарий, который вот уже много лет возвращается. Этакий фильм с продолжением. Почти одни и те же люди. Почти один и тот же дом. И одни и те же три комнаты. Две проходные и одна отдельная. там всё и происходит. Как правило ночами. Или поздними вечерами.
Давно, кстати, не снилось про это.
m_ag_us: (Default)
Сегодня мне снился офигенский ваккуумный стенд для тестирования карбюраторов. К нему было присобачено штук шесть устройств. Все почему-то именовались "BOSH". И предназначались почему-то для "ВАЗ"-ов.

Один карбюратор был просто офигенский. Под капотом ему явно не было места. Он должен был торчать над. В специально сделаннолй под него дыркой.


А позавчера, кажись, снилось, что я иду на войну. Ну, не совсем на войну. А на военные сборы. Но судя по тому, как нашу группу увешали снаряжением, включающем с десяток магазинов под М-16, гранаты, стингеры какие-то и даже миномёты, сборы предстояли нешуточные.

И вот стоим мы такие, как в американских фильмах, увешанные снаряжением. На платцу. И магад толкает речь. Невдалеке стоит "Рио" лично для нас. И пара джипов сопровождения.
В конце магад традиционно интересуется, есть ли вопросы.

И я, как всегда, блин, тяну руку.
- Слушаю.
- Нам выдали боевое оружие. Почему не были проведены стрельбы? Вот у меня винтовка, а я даже не знаю, стреляет она, или нет. (Надо заметить, что на сборам всегда предшествуют стрельбы из полученного личного оружия. Насколько я помню.)
- Не стреляли, говоришь? Ну так стреляй.

Я вскидываю ствол винтовки на шестьдесят градусов в небо, втыкаю магазин, досылаю патрон в патронник и выдаю три коротких очереди. Потом достаю магазин, выстреливаю оставшийся в патроннике патрон. Дергаю затвор несколько раз, нажимаю на спусковой крючок, взвожу ещё раз и ставлю на предохранитель.
- Ну и где ты теперь возьмёшь патроны, чтобы восполнить боезапас? - интересуется магад.
- А я запасливый сукин сын, - отвечаю я и достаю из кармана горсть патронов. И начинаю набивать магазин. Магад усмехается.

А перед этим снилось ечё что-то интересное. Но я забыл. Мож вспомню..

Сны, это целый мир, существующий параллельно существующему. Там течёт какая-то своя жизнь, сотканная из малосвязанных эпизодических лоскутков.

Хотя есть один сюжетный сценарий, который вот уже много лет возвращается. Этакий фильм с продолжением. Почти одни и те же люди. Почти один и тот же дом. И одни и те же три комнаты. Две проходные и одна отдельная. там всё и происходит. Как правило ночами. Или поздними вечерами.
Давно, кстати, не снилось про это.
m_ag_us: (Default)
- Когда ты освобождаешься?
- В 20:24.
Я посмотрел на часы. Было 20:23. Вистибюль был полон активно и пассивно курящих членов кнессета. Через большое окно просматривался почти пустой зал заседаний. Ничего не предвещало того, что через минуту всё закончится. В том числе и выражение лица моего собеседника.
Он виновато улыбнулся и уныло проговорил:
- Ну, ты же знаешь, как это у "слуг народа"...

Я стал лихорадочно прикидывать, сколько времени займёт у меня поездка домой, оттуда в Холон, а потом - в КА. Успеваю? Не успеваю? Перед роднёй неудобно. В коие веки приехали в гости, а я урыл куда-то.
Стоят, ждут на обочине.

Подчинившись какому-то неведомому мне сигналу, окружающие начали спешно тушить сигареты и втягиваться в зал заседаний.
На подоконнике остались полупустые пачки сигарет, зажигалки, пепельницы.
Ближайшей ко мне лежала пачка красного данхила. Я открыл её и достал сигарету. Подумал, что покурю её на обратном пути, в машине.

Вдалеке прозвучал сигнал тревоги, и я проснулся. Первая оформившаяся в сонном мозгу мысль звучала примерно так: "Неужели я никогда не стану бывшим курильщиком, блинн?!"
m_ag_us: (Default)
- Когда ты освобождаешься?
- В 20:24.
Я посмотрел на часы. Было 20:23. Вистибюль был полон активно и пассивно курящих членов кнессета. Через большое окно просматривался почти пустой зал заседаний. Ничего не предвещало того, что через минуту всё закончится. В том числе и выражение лица моего собеседника.
Он виновато улыбнулся и уныло проговорил:
- Ну, ты же знаешь, как это у "слуг народа"...

Я стал лихорадочно прикидывать, сколько времени займёт у меня поездка домой, оттуда в Холон, а потом - в КА. Успеваю? Не успеваю? Перед роднёй неудобно. В коие веки приехали в гости, а я урыл куда-то.
Стоят, ждут на обочине.

Подчинившись какому-то неведомому мне сигналу, окружающие начали спешно тушить сигареты и втягиваться в зал заседаний.
На подоконнике остались полупустые пачки сигарет, зажигалки, пепельницы.
Ближайшей ко мне лежала пачка красного данхила. Я открыл её и достал сигарету. Подумал, что покурю её на обратном пути, в машине.

Вдалеке прозвучал сигнал тревоги, и я проснулся. Первая оформившаяся в сонном мозгу мысль звучала примерно так: "Неужели я никогда не стану бывшим курильщиком, блинн?!"

July 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5 6 7 8
910 111213 1415
1617 18 192021 22
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:43 am
Powered by Dreamwidth Studios