Mar. 29th, 2017

m_ag_us: (МалевичЪ)
Вообще-то.

Я в нём участвую наполовину. В смысле дальше меня по моей линии это не пойдёт. Потому, что я не умею спрашивать. У меня нет вопросов. Практически нет. Одни ответы)

Наверное это нечестно, но попросив вопросов у Кристы, я как-то не подумал, что по закону флешмоба их же надо будет ещё и задавать.
Но было поздно.

Вот.

Вопросы от [livejournal.com profile] christa_eselin
(Теоретически можно конечно сходить к ней в журнал и на проситься на вопросы, но подумайте, каково это - задавать вопросы незнакомым людям? Но если она вас знает, то вы наверняка и так знаете про этот флешмоб)


1. Как и в какой момент вы понимаете, что именно вот это сейчас будет на вашем фото? И возможно ли вообще описать словами этот момент?

Многословны люди там, где они не знают (С)
Я ровным счётом ничего не понимаю в фотографии в целом. И ещё меньше в том, что связано с моим участием в этом процессе.
И именно по этому мне есть что сказать.

Я напоминаю себе большое-большое стадо обезьян, в распоряжении которого вечность и пишущие машинки.
Говорят, что в конце концов у этого стада может получиться "Война и мир"

Я никогда не знаю, какая именно фотография из отснятых мне понравится. Это таинство для меня непостижимо.

Весь процесс делится на три. Сначала надо увидеть. И это как раз то, о чём спрашивает Сестра Нибенимеда. Это на самом деле самое сложное. И наименее понятное, изученное. Я не знаю, как это работает.

Из многообразия поступающей информации вдруг высвечивается какой-то контур. Обрисовывается что-то. Я останавливаюсь, всматриваюсь. Ищу, что же это было. Нахожу такое место, из которого это лучше всего видно.

(Очень часто Наталья подсказывает мне что-то, увиденное ею. У неё совсем другой глаз. И это ещё сложнее. Показать.)

Потом начинается второй этап. Надо показать это камере. Камера видит совсем не так, как глаз. Совсем не так.
Даже такая мелочь - глазок видеоискателя, через который я смотрю на увиденное, расположен выше оптической оси объектива. То есть в момент поднесения камеры к глазу, картинка меняется. Уже не говоря о тех изменениях, которые вносит в картинку объектив. Если он не полтинник.

Там много всего ещё. Разного. То есть надо договориться с камерой, убедиться, что она видит. Чаще всего она видит что-то своё. И в этом тоже свои сложности.

Из-за всех этих сложностей я не понимаю, как люди умудряются ходить фотографировать стаями. Ну то есть интересно, конечно, когда все снимают что-то, а потом смотрят, что у кого получилось. Но всё это как рабочая столовка. В сравнении с бутиковым рестораном.

Ну а последний этап самый интересный. Когда исходники загружаются в каталог, открывается конвертор. И на экране, среди сотен картинок, вдруг мелькает чудо. Представляете? Это как длиннющая цепь случайностей, которая приводит к рождению человека. Только тут рождается картинка. Сначала подсмотренная глазом. Потом показанная камере. Затем адаптированная для глаза. Опять. На экране.
Ужжасно интересно.

Это для меня большая радость, что в мире есть такая штука - фотография.
Одно огорчает. Та редкость, с которой чему-то интересному удаётся произойти.

Наверное я так и не ответил, да?


2. Что такое "красота запустения"? Заброшенное здание - это красиво? А недострой? И в каких случаях это красиво настолько, что это хочется снимать и использовать в качестве декораций?

На самом деле красота во всём и повсюду. И нет особой разницы в том, где именно её искать.
Однажды, давным давно, я сфотографировал грязь. Безумно красиво получилось.

Но у красоты запустения есть особое качество. Там множатся следы пребывания. Просматриваются, как тени в полнолуние. Это само по себе красиво. В запустении есть масса хвостов происходившего там.




3. Если бы вам непременно надо было снять фильм-катастрофу, о чём бы он был?
О, это просто.

В какой-то момент люди узнают, что они больше не могут воспроизводить себя в потомстве.
Они вдруг узнают, что вот этот вот родившийся младенец - последний. И больше никто не родится.

И вот тогда, когда люди осознают, что преемственности больше нет, что не надо никому ничего оставлять, не надо думать о продолжении рода, о династиях, завещаниях, развитии фамильного бизнеса, тогда в их сознании происходит такая глобальная переоценка ценностей.

Представьте, останавливаются всякие стройки века на века. Это перестаёт быть нужным и актуальным.

Всякие долговременные инвестиции, полёты на Марс, производство оружия и отравляющих веществ. Всё это перестанет быть нужным и актуальным. Фондовый рынок, биржи, ценные бумаги, долговременные кредиты, ссуды, ипотеки...

Люди, каждый из них, понимает, что всё закончится с ним. Никакого будущего. Только здесь и сейчас. Вот это вот окружение, это то, что есть. И кончится вместе с тобой.

Больше не надо гнаться за положением в обществе, за зарплатой. Деньги теряют ценность, потому что за них всё труднее и труднее что-то купить.

Людей на планете всё меньше и меньше. Ресурсов всё больше и больше. Постепенно приходит понимание того, как неправильно мы жили.

И с этим пониманием человечество уходит. Неспешно, тихо.


4. "Чувство пустыни" - что это?
Это такой кисель из вязкой, концентрированной пустоты.

5. Несмотря на то (или благодаря тому), что у вас нет ни брюк, ни часов, ни рубашки, ни (боже, упаси) костюма, ощущаете ли вы себя элегантным, стильным человеком? И что думает об этом удивительная, удивительная ваша жена? :)
Нет. Не чувствую ни разу.

Мне очень жаль, что люди договорились считать неприличными некоторые участки кожи. Это так смешно, если подумать. Можно заснять очень крупно маленький участок кожи. Квадратный сантиметр. И пока вы не знаете, где именно он находится, у вас нет никаких проблем с его публикацией.

Но если его сделать настолько побольше, что его расположение на теле станет понятным, это перестанет быть приличным.
Как это? Зачем это?

И если бы не, если бы не было проблем с этими участками, одежда взяла бы на себя свои первоначальные функции. Защищать тело от жары и холода. Дождя и снега. Колючих кустов. Укусов зверей и насекомых.
А тело перестало бы быть вешалкой.
И люди стали бы больше внимания уделять тому, как выглядит их тело без одежды. И меньше тому, как выглядит одежда на нём.

Если заглянуть ко мне в профиль, то там, в конце, есть картинка, схема с разноцветными многоугольниками и линиями, которые эти многоугольники соединяют.

Это схема меня. У Натальи есть такая же. Но раскрашена она по другому.

Если эти схемы наложить одну на другую, то закрашенные многоугольники одной схемы лягут как раз на незакрашенные многоугольники другой. То есть мы с ней диаметрально разные практически во всём. Но вместе образуем очень самодостаточную систему, полностью определённую.

Для меня комфорт никак не связан с внешним видом. Скорее наоборот.

Для меня внимание со стороны - это смерть. А для Натальи смерть - отсутствие оного.

По этому нам очень нелегко быть вместе. По этому мы редко бываем вместе. Думать тут особо нечего, это данность такая.

Натальина портниха удивительная совершенно женщина с потрясающим вИдением согласилась шить для меня одежду. Стыдно сказать, но я отказался. При том, что она вообще не шьёт для мужчин.

То есть мне жутко некомфортно даже подумать о такой одежде. О том, чтобы её носить.

6. Если нужно будет описать Тель Авив СЛОВАМИ - какие слова вы выберете?
Радость. Свет. Улыбки. Самыевоспитанныесобаки и пляжи специально для них и их хозяев. Пепельницы при входе на пляж. Велосипедные дорожки с малюсенькими светофорами.
Любовь. Любовью пропитан этот город.

September 2017

S M T W T F S
     12
3 4 56 7 89
10 1112 13141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 04:49 am
Powered by Dreamwidth Studios